новая дубинка для Кумтора

""

""
Не успела утихнуть шумиха вокруг идеи национализации самого крупного в Кыргызстане месторождения, как в парламенте начинается очередное шоу, грозящее теперь уже полным закрытием рудника. Отобрать Кумтор не получилось, и с кличем “Так не доставайся же ты никому!” наши народные избранники приступили к рассмотрению нового законопроекта, внесённого правительством.

история вопроса

А началась вся эта история год назад, когда группа депутатов Жогорку Кенеша инициировала “Закон о ледниках”, который, по сути, грозил экономической катастрофой для республики – депутаты собирались запретить добычу полезных ископаемых вблизи ледников, то есть поставить крест на локомотиве нашей промышленности – Кумторе. Потому как Кумтор на данный момент – единственное действующее месторождение, которого бы коснулся закон.

Эта инициатива вызвала широкую дискуссию. Так, по мнению ряда ведущих учёных, часть основных положений закона были связаны в большей степени не с защитой ледников, а с нападками на инвесторов, которые ведут разработку месторождений в горной местности. Спас ситуацию в то время президент, отправив документ на доработку.

“Госагентство геологии и минеральных ресурсов КР выразило мнение, что законопроект не может быть принят в том варианте, который предлагается, поскольку закон предусматривает полную консервацию предприятий, – рассказывает Эльдияр Муканов, главный специалист отдела правового обеспечения ведомства. – В новом законопроекте правительства также предусматривается запрет деятельности в ледниковых зонах, но с исключениями. Предлагается к исключениям отнести бюджетообразующие предприятия стратегического характера, например, Кумтор и порядка 14 перспективных месторождений. Нынешний законопроект одобрен со стороны правительства и отдан на рассмотрение в ЖК. Мы сами в ожидании, будет ли он принят”.

Глобальное потепление отменить!

Ещё до поступления документа в парламент его разнесли в пух и прах на своём заседании “атамекеновцы”, как всегда ринувшиеся “спасать” страну от четверти всей промышленности – Кумтора. Так, разрешение бюджетообразующим предприятиям вести разработку вблизи ледников лидер “Ата Мекена” Омурбек Текебаев назвал “тайным сговором” и “предательством”, призвав не одобрять поправки в Водный кодекс. Доводы учёных, специалистов по ледникам, да, собственно, целого правительства и президента нашим депутатам нипочём. Какой тут здравый смысл, когда дело близится к выборам!

“Эти законы разрабатывают депутаты, чтобы поднять свой авторитет, – говорит Дуйшен Маматканов – директор Института водных проблем и гидроэнергетики Национальной академии наук КР. – У нас достаточно ледников, их таяние – это природный процесс, антропогенный, поэтому не нужно туда лезть. Если у нас раньше было 8000 ледников, то начиная с 70-х это число сократились на 2000. Теряем мы много, но из-за глобального потепления. С 1972 года мы проводим исследования Иссык-Кульской котловины, Кунгей-Ала-Тоо, так вот, за последние 20-30 лет мы потеряли более 30 % ледников, ещё за 20 лет мы потеряем 70 % оставшихся. Но потерь ледников, связанных с деятельностью человека, нет. Поэтому нужно заниматься не их сохранением, а адаптацией к ситуации. Мы сразу сказали, нет необходимости принимать закон о ледниках, лучше дополнить пунктом о мониторинге ледников Водный кодекс”.

Что касается шумихи вокруг ледника Давыдова, с которого и начались инициативы депутатов, то, по словам Маматканова, зря его считают потерянным – его просто перенесли на другое место. При этом пользы от этого природного объекта кыргызстанцы не имеют: ледник мал, по долинам орошаемых площадей нет, а доля воды от таяния ледников в стоке реки Нарын составляет всего 0,04 %, а в гидрологии +-10 % считается нормой.

Собственно слова учёного трудно подвергнуть сомнению: глобальное потепление – это факт, который законом не отменишь. И началось это задолго до того, как наши депутаты озаботились этим вопросом. Как рассказывает член правления кыргызской Горной ассоциации Валентин Богдецкий, который работал на Кумторе ещё в начале 80-х, площадь ледников на месторождении уменьшалась ещё задолго до начала разработки рудника.

“Я изучал аэроснимки 1942 года и снимки 1963 года, за этот промежуток ледники отступили уже метров на 200-250. Никакого вмешательства человека не было, а ледники уже таяли. Ещё в довоенные годы существовал рудник Кумбель, от него отходил ручей, который впадал в канал. Его закрыли в 40-е годы, а сейчас там нет ни ручья, ни канала. Это просто естественный процесс глобального потепления”, – отметил Богдецкий.

Выходит, наши законодатели не очень-то знакомы с законами природы, раз в таянии ледников они винят лишь производство. И это с учётом того, что и отклонённый Закон о ледниках, и новые поправки в Водный кодекс не содержат критериев оценки нанесённого ледникам вреда. Да что уж там, даже само наличие ущерба определить невозможно.

“Влияние Кумтора на ледники не очевидно, скорее всего, там воздействие минимальное, если оно вообще есть. Можно взять ледники всего района и посмотреть, на сколько они отступают и на сколько отступает ледник Давыдова, но всё равно это будут неточные расчёты”, – замечает член правления кыргызской Горной ассоциации.

А вода-то бесплатная…

В парламенте о защите природы говорят много и часто, но только когда эту природу можно защитить за счёт какого-нибудь инвестора, а не из кармана государства. Вот над сохранением нашей жемчужины – Иссык-Куля – почему-то в Жогорку Кенеше так часто не думают. А озеро с каждым годом отступает… С каждым годом становится всё больше и больше домов отдыха, пансионатов, которые льют сточные воды, десятилетиями не распадающиеся химикаты, выкорчёвывают единственный природный фильтр озера – облепиху, последовательно разрушая всю экосистему региона. Но Иссык-Куль-то наш собственный, кто тут возместит ущерб? Ведь государство у нас экологические проекты не финансирует. А если финансировать, то нужно брать деньги из бюджета, а бюджет зависит от бизнеса. А бизнес мы душим вот такими законопроектами…

“Институт водных проблем и гидроэнергетики НАН исследованием ледников занимается с 1992 года, – рассказывает его директор Дуйшен Маматканов. – Но, к сожалению, со стороны правительства никакой помощи нет. Только Кумтор возмещает наши затраты. Ледник Давыдова мы постоянно мониторим с двух точек, есть только небольшие естественные потери. Кроме того, мы делаем периодические наблюдения по всей стране, по всем ледникам. От всей промышленности если и есть вред, то он возмещается в виде налогов, штрафов”.

Академик обратил внимание ещё на одну нестыковку в поправках в Водный кодекс: ледники – это, как известно, вода, а вода у нас бесплатная. Ни с соседей, ни со своих мы деньги за воду не берём и брать не можем. Так каким образом мы собираемся требовать возмещение за расход воды с инвесторов?

“Соседи нашу воду бесплатно получают и своим продают. Управление воды на нулевом уровне, к примеру, у нас постоянно отключают свет, говоря, что маловодье, но никакого маловодья нет. Воду кому-то отдают, и мы ничего не получаем. Если бы мы продавали воду хотя бы своим, поступало бы 100 млн сомов ежегодно, а от соседних государств – 6 млн долларов”, – добавил Маматканов.

Если уж наших законодателей так волнует сохранность воды, то почему поправки в Водный кодекс касаются исключительно горной промышленности? Если говорить о сохранности водных ресурсов, нужно говорить вообще о хозяйственной деятельности, о сохранности воды в том же Токтогульском водохранилище. Каждый год из-за низкого уровня воды в нём у нас или страна сидит без света, или в последнее время мы платим миллионы, импортируя электроэнергию у соседей.

Дубинкой по бизнесу?

У нас принято говорить, что мы обладаем несметными богатствами полезных ископаемых, но это не так. По данным экспертов, общая стоимость разведанных ресурсов полезных ископаемых Кыргызстана оценивается в сумму порядка 20 миллиардов долларов – это небольшие деньги для целой страны, но они могли бы дать толчок к развитию, если бы депутаты не тормозили инвестиции.

А главный удар по инвестиционной привлекательности – это скандал с Кумтором, угроза национализации, постоянные проверки лицензий, рейдерские налёты на инвесторов. И как итог – из исследованных 112 стран по инвестиционной привлекательности Кыргызстан занял последнее место.

“Честно говоря, хоть горная промышленность у нас и приоритетная, особого развития она не получает: если убрать Кумтор, его доходы, вся остальная горнодобывающая промышленность занимает всего лишь 4 % ВВП, – говорит Асылбек Аюпов, доктор экономических наук. – Почему она не развивается? Потому что, с одной стороны, не работают законы, регулирующие отрасль, с другой, – депутаты, которые пугают население и вызывают протестные настроения. Чтобы развивать эту отрасль, нужно действительно предоставить все условия для инвесторов. Необходимо закрыть тему с ледниками и не поднимать, потому что горнодобывающая отрасль всегда влияет, и будет влиять на экологию. Возместить же вред от разработки месторождений можно за счёт доходов, получаемых от добычи этих полезных ископаемых”.

Нередкий для Кыргызстана случай – очередной закон, разработанный без должных знаний и основанный исключительно на политике.

Такое вот предвыборное сезонное развлечение.

Выборы пройдут, закон, может быть, примут. Что может привести к закрытию Кумтора – а это четверть нашей промышленности, и поставить крест на разработке ещё многих месторождений. Для нашей и без того слабой экономики это будет крах. И кто за это ответит?

Эксперты, экологи, экономисты сходятся на том, что сначала нужно решить вопросы с водой, а потом уже браться за бюджетообразующие предприятия. Но все они разводят руками – перед депутатами любые доводы бессильны. Упорство наших парламентариев – да в правильное бы русло…

Дарья МЕЛКОВА



Топовые новости